Маска

Ну прекрасно же!

"Фиканов!
Ты свинья!
Почему ты мне до сих пор не прислал те вещи, которые я тебя просила? а? Они мне нужны теперь! Понимаешь? Теперь! Именно пудру Morny! В Лондоне я могла бы сама это всё достать, а раз я тебе обо всем этом написала, это означает, что они мне нужны немедленно! В особенности пудра. У меня ее больше нет. Сейчас же вышли! Понял? Я правда на тебя сердита. Неужели это так трудно? Папиросы для Папа ты тоже не прислал, а у него их больше нет.
Я просила Оди тебе сказать насчет вещей. Или он забыл, или ты окончательно потерял голову – не знаю. Одним словом, несносно! Ты, вероятно, ожидал от меня нежного письма с голубиными воркованиями, а получил это! Одним словом, никаких нежных или иных писем ты от меня больше не получишь, пока не пришлешь мне то, что я просила.
Высылай немедленно пудру!
Из приличия
Крепко целую".

А знаете, кто кому писал?
Я бы не догадалась, честное слово: Ирина Юсупова Феликсу!
Беарриц, 22 июня 1919 г.

Маска

Отбрить по-юрьевски

У сына Константина Маковского есть в воспоминаниях прекрасный момент про впечатления от второй семьи Александра II:

"И все трое (*детей Александра II от Екатерины) воспитаны были плохо, не так, как подобает царским детям. Это не мешало им при случае проявлять свое августейшее "романовское" высокомерие. Однажды во время сеанса отец не совсем тактично спросил Гогу:
— На днях вы были приняты государем (Александром III)? Он был приветлив с вами?
Десятилетний Гога, не задумавшись, отрезал:
— А вас, профессор, это очень интересует?"

Представьте: ваш отец только погиб (портрет писался в 1881 году), на престол взошел его сын, никогда своей неприязни к вашей матери особо не скрывавший, ситуация накалена до предела, и тут тебе посторонний человек задает такой изумительный в своей бестактности вопрос. А по результатам ответа тебя еще и обзывают "высокомерным"!
То, что я читала о Георгии, не дает повода ему сильно симпатизировать, но отбрил светлейший князь Маковского прекрасно.



Collapse )
Маска

(no subject)

Случайно узнала, что в декабре 2019 умер Роберт Масси. Его книга "Романовы. Последняя глава" стала моей первой книгой о семье Николая II.
Я купила ее совершенно случайно, честное слово - весной 1997 поехала на книжную ярмарку в Олимпийский за каким-нибудь хорошим альбомом по искусству (хотела подарить его своей художественной школе в честь окончания - они меня не выгнали за четыре года учебы и это определенно заслуживало благодарности). Ума не приложу, почему книга оказалась в моей сумке - достаточно невзрачная обложка исследования останков людей, о которых я не знала почти ничего (Николай II? Ээээ.... последний русский царь!), но, кажется, это она просто выбрала меня.
Мне тогда было тринадцать -  почти как Алексею - и ОТМА казались мне взрослыми девушками (ну в самом деле, Анастасии-то было целых 17!).



Зимой я притащила из Олимпийского двухтомник "Жены русской короны" Ларисы Васильевой (тоже недавно умерла. Хм). Мне-нынешней, разумеется, есть что сказать о фактологии, но тогда, тогда...

Кажется, это был первый шаг в сторону изучения "женской истории" )))
А третьей судьбоносной книгой внезапно стал полученный в подарок от маминой подруги (мне вообще редко дарили книги, исключение составлял папа, приносивший их сумками, но это не считается ;) роман Наташи Боровской "Дворянская дочь" (привет, "история девичества"!):



А расскажите о своих первых "ах" книгах по истории вообще или по Романовым в частности?
Маска

Полугодом раньше, полугодом позже... )))

Еще год назад купила "Жизнеописание императрицы Марии Александровны, 1838-1854", написанное до революции воспитателем в.кн. Сергея и Павла Александровичей Дмитрием Арсеньевым и изданное "Кучковым полем" в 2018 г.



Рекомендую - большую часть занимают длинные цитаты из писем Марии Александровны, а источники всегда любопытно читать. Но сейчас я об одном прекрасном моменте:

Из письма цесаревны (позднее императрицы) Марии Александровны ее воспитательнице Марианне Сенаклер де Гранси, 24 февраля 1852 г.:
"...Я получаю часто письма от Александра (*принц Александр Гессенский, за несколько месяцев до того обвенчавшийся с Юлией Гауке, за что стал персоной нон-грата при дворе Николая I); слава Богу, он здоров и так счастлив быть отцом; он сказал мне, что никогда не думал, что это счастье как велико и такое полное. Он смотрит на свою маленькую Марию, как на совершенство...."

Комментарий: "Видимо, здесь ошибка автора, т.к. Мария, дочь принца Александра Гессен-Дармштадского, родилась 15 июля 1852 года, тогда как письмо датировано 24 февраля".
И действительно, пусть будет стыдно тому, кто подумал, что приличия ради официальную дату рождения маленькой Марии подвинули на июль, ведь иначе ведь выходит, что венчалась Юлия хо-о-орошо беременная, а так - дитя зачато примерно в первую брачную ночь) - это просто даты попутали! ;)))))))

(Кстати, странный комментарий - хотя в первой сноске и написано, что если не указано иного, то примечание Арсеньева, формулировка наводит на мысль, что автор ее все-таки редактор Татьяна Петерс. Мир тесный, если вдруг вы ее знаете - уточните, пожалуйста, очень любопытно).


Уже взрослая Мария с родителями
Маска

Простите, Ваше Императорское Величество, в гриме не признали!

Сенсация: в Оренбурге показывают недавно найденный портрет цесаревны Марии Федоровны, автор - Генрих Манизер!
Как пишет "Оренбургская неделя", "на картине Мария изображена за некоторое время до коронации. Автор писал императрицу с проникновенным психологизмом, глубоким мастерством, торжественной и величавой, преисполненной духовной силы. Ее руки расслаблены, осанка подобающа королеве – ровная и величественная, а во взгляде читается ум, честь и достоинство настоящей женщины".
Узнаете легендарную красавицу Дагмар, жену Александра III и мать Николая II?



Collapse )
Маска

Ох уж эти мемуары!

Из воспоминаний в.кн. Александра Михайловича:
"Великий Князь Кирилл Владимирович, законный наследник Русского Престола и старший сын моего двоюродного брата, Владимира Александровича, рассказал мне захватывающую историю своего бегства из Петербурга. Он перешел пешком замерзший Финский залив, неся на руках свою беременную жену Великую Княгиню Викторию Федоровну, а за ними гнались большевистские разъезды."

Из воспоминаний в.кн. Кирилла Владимировича:
"Мне стоило большого труда получить разрешение правительства на выезд с семьей в Финляндию. Мой отъезд был без лишнего шума подготовлен специально уполномоченным чиновником. В июне 1917 года я с дочерьми отправился на поезде из Петербурга в Финляндию. Вслед за нами выехала Даки."

Маска

(no subject)

“Столь неожиданная для доктора философии Кэмбриджского университета, коим она числилась, вера в чудодейственность гребешка, подаренного Государю Распутиным, свидетельствует о полном порабощении некоторых сторон ее духовного облика”.
В.Гурко, “Царь и царица”

“В будущее они пригодились ему, чтобы покорить не только невежд, но и знающих людей, и саму царицу, окончившую курс философии в Оксфорде”.
Ф.Юсупов, “Князь Феликс Юсупов. Мемуары”

“Аликс даже прослушала курс лекций по философии и была удостоена степени доктора философии Гейдельбергского университета”
В.Хрусталев, “Романовы. Последние дни Великой династии”

Десять лет назад я спросила завсегдатаев самого лучшего ресурса по Романовым в сети - Alexander Palace Forum - видел ли кто-нибудь хоть какие-то документы, подтверждающие легенду о научной степени последней русской императрицы.
Ну правда: конец XIX века. Женщина. Принцесса. И докторская степень.


Collapse )
Маска

Без комментариев ;)

Из воспоминаний графини Александры (Сандры) Шуваловой, урождённой графини Воронцовой-Дашковой:



"В 1889 году гостила у своей сестры, великой княгини Елизаветы Федоровны, принцесса Alix (Аликс) Гессенская (впоследствии императрица Александра Федоровна). Она приехала на каток и пила чай у великой княжны Ксении Александровны.Collapse )
Маска

(no subject)

По-моему, черновики "Войны и мира" интереснее белового варианта. Там столько прекрасного (вы знаете, например, что в начале романа старый князь Болконский уже пятого своего ребенка от горничной дочери сдавал в Воспитательный дом? ;-)) - прямо не знаю, что цитировать.
Но мне настолько понравилось про несовместимость высокого ума и ковыряния пальцем в носу, что адски хочется поковыряться хочу сохранить.

"Я пишу до сих пор только о князьях, графах, министрах, сенаторах и их детях и боюсь, что и вперед не будет других лиц в моей истории.

Может быть это не хорошо и не нравится публике; может быть, для нее интереснее и поучительнее история мужиков, купцов, семинаристов, но со всем моим желанием иметь как можно больше читателей, я не могу угодить такому вкусу, по многим причинам. Во первых потому, что памятники истории того времени, о котором я пишу, остались только в переписках и записках людей высшего круга – грамотных; интересные и умные рассказы даже, которые мне удалось слышать, слышал я только от людей того же круга. Во вторых потому, что жизнь купцов, кучеров, семинаристов, каторжников и мужиков для меня представляется однообразною, скучною, и все действия этих людей, как мне представляется, вытекающими, большей частью, из одних и тех же пружин: зависти к более счастливым сословиям, корыстолюбия и матерьяльных страстей. Ежели и не все действия этих людей вытекают из этих пружин, то действия их так застилаются этими побуждениями, что трудно их понимать и потому описывать.

В третьих потому, что жизнь этих людей (низших сословий) менее носит на себе отпечатка времени.

В четвертых потому, что жизнь этих людей некрасива.

В пятых потому, что я никак не могу понять, что думает будочник, стоя у будки, что думает и чувствует лавочник, зазывая купить помочи, галстуки, что думает семинарист, когда его ведут в сотый раз сечь розгами, и т. п. Я так же не могу понять этого, как и не могу понять того, что думает корова, когда ее доят, и что думает лошадь, когда везет бочку.

В шестых потому, наконец,(и это, я знаю, самая лучшая причина), что я сам принадлежу к высшему сословию, обществу и люблю его.

Я не мещанин, как смело говорил Пушкин, и смело говорю, что я аристократ, и по рожденью, и по привычкам, и по положенью. Я аристократ потому, что вспоминать предков – отцов, дедов, прадедов моих, мне не только не совестно, но особенно радостно. Я аристократ потому, что воспитан с детства в любви и уважении к высшим сословиям и в любви к изящному, выражающемуся не только в Гомере, Бахе и Рафаеле, но и во всех мелочах жизни. Я аристократ потому, что был так счастлив, что ни я, ни отец, ни дед мой не знали нужды и борьбы между совестью и нуждою, не имели необходимости никому никогда ни завидовать, ни кланяться, не знали потребности образовываться для денег и для положения в свете и т. п. испытаний, которым подвергаются люди в нужде. Я вижу, что это большое счастье и благодарю за него бога, но ежели счастье это не принадлежит всем, то из этого я не вижу причины отрекаться от него и не пользоваться им.

Я аристократ потому, что не могу верить в высокой ум, тонкой вкус и великую честность человека, который ковыряет в носу пальцем и у которого душа с богом беседует.

Все это очень глупо, может быть, преступно, дерзко, но это так. И я вперед объявляю читателю, какой я человек и чего он может ждать от меня. Еще время закрыть книгу и обличить меня, как идиота, ретрограда и Аскоченского, которому я, пользуюсь этим случаем, спешу заявить давно чувствуемое мною искренное и глубокое нешуточное уважение".
Маска

Тайна, покрытая пурпуром



   Английский король Георг III, дедушка королевы Виктории, за пятьдесят девять лет царствования четыре раза сходил с ума... и трижды в него возвращался. Долгие годы считалось, что у него была тяжелая форма психического расстройства. В начале 1940х этот диагноз уточнили до вероятного биполярного расстройства, при котором у больного чередуются депрессивная и активная (маниакальная) фазы, однако в 1966 году поведению монарха, еще при жизни называемого “Безумным”, предложили совсем новое объяснение.

Collapse )