Екатерина Геронтиди (e_gerontidy) wrote,
Екатерина Геронтиди
e_gerontidy

Categories:

Шифры и шиферницы

На акционе "Империя" в 2008 году за 1.600.000 рублей был продан "Шифр для отличнейшей из выпускниц Смольного Института в Санкт-Петербурге (Императорского Воспитательного Общества Благородных Девиц). Санкт-Петербург, мастер - Придворный ювелир Виктор Линдроз, вторая пол. XIX века".
Вот этот:




Все фотографии прилагаются. Вот награда крупнее и с обратной стороны:



Сзади клеймо "56". Каталог клейм утверждает, что оно использовалось для золотых изделий с 1847 года.
"Именник мастера "V.L."" мне на фотографии четко не виден, а в ювелирном справочнике его не нашла. Но интернет такого человека знает и сылается на адресную книгу 1899 года. Дескать, да, на "Гороховой, 17" жил "Линдроз Виктор, финляндский уроженец, золотых дел мастер".
И все было бы просто замечательно...
Если бы не одно маленькое "но".
В сети мне попадался вот такой портрет:



Это шиферница (забавное слово, правда? Из мемуаров) 1821 года Александра Готовцева, мать поэтессы Юлии Жадовской. (За картину спасибо Музейщику с сайта http://forum.geraldika.ru)
То есть, лучшим выпускницам Смольного действительно выдавали шифры с инициалами императрицы-покровительницы института.
Однако императрицы менялись. Значит, менялись и инициалы на шифре. Логично?
И да, и нет.
Проблема заключается в том, что внешний вид институтских шифров в мемуарах (да и в литературе тоже) упорно не описывается. Судя по всему, дореволюционные авторы не хотели тратить время на рассказ обо всем известной вещи: "Шифр - он и в Сибири шифр, чего тут непонятного?"
Современные авторы в такие подробности вообще не вникают и часто пишут кратко - награждали буквой Е. (Заодно упомянув, что счастливых шиферниц августейшие работодатели с выпускного бала хватали и тащили во фрейлины, оттого-то девицы и мечтали о первом месте в списке выпускниц).
Ну конечно.
Впрочем, давайте по-порядку.

19 апреля 1776 года Совет Воспитательного Общества был извещен, что императрица, согласно уставу Общества имевшая полное право определять особые знаки отличия для лучших выпускниц, повелела установить золотые знаки с своими вензелями для шести воспитанниц, заслуживших эту честь "чрез воспитание и приобретенное в науках знание". Чуть позже она решила, что "на все будущие времена при каждом впредь выпуске" на каждых 50 воспитанниц приходилось не больше 6 шифров "с именем Императрицы Екатерины II" как "зиждетельницы сего общества, о коей сама собой чрез подобные предания долженствует память пребыть вечно". Первые две выпускницы должны были носить его на ленте с тремя золотыми полосками, вторые - с двумя, третьи - с одной.
В качестве исключения в первом выпуске шифрами наградили восемь человек: "из уважения, что они первыми открыли дорогу к достижению всех тех полезных знаний, каковые удобнее уже могут приобретать следующие подражательницы их примеру". Их же (опять-таки, в виде исключения) наградили одновременно и золотыми медалями (пятью первой величины и тремя второй). В дальнейшем шифры и медали вместе не вручались.
Лучшими стали Глафира Алымова, Екатерина Молчанова, Елизавета Рубановская, Александра Левшина, Наталья Борщова, Анна Еропкина, Мария фон Вальстейн и  Екатерина Нелидова.
Пять из них (Алымову, Молчанову, Левшину, Борщову и Нелидову, хорошо известных нам по портретам Левицкого) императрица сделала еще и фрейлинами.

Интересно сравнить портреты Екатерины Нелидовой с фрейлинским шифром и институтским. При выпуске Нелидова получила золотую медаль второй величины, поэтому лента с двумя золотыми полосками:


А вот и фрейлинский с бриллиантами, на синей Андреевской ленте:



Он же крупнее:



Как видно из примера выше, фрейлинский шифр получали далеко не все институтки, награжденные шифром альма-матер. Пожалуй, чаще бывало, что фрейлинами становились "двоечницы" - например, при выпуске ничем не была отмечена "Ритка" , Маргарита Хитрово, отважно рванувшая за семьей Николая II в Сибирь.
Почетное звание давалось не столько девушке за личные качества, сколько ее родителям в знак признания заслуг (принципиальное отличие фрейлинского шифра от институтского!). Поэтому считается, что  Смольный являлся основным "поставщиком" кадров - в конце концов, это было наиболее престижное женское учебное учреждение империи. Реже "именитые" наследницы учились в других институтах обеих столицы, а уж в провинции - практически никогда.
Для завершения "фрейлинской темы" скажу, что отнюдь не каждая девушка, формально ставшая ею, была реальной "служащей" двора и получала зарплату. Для сравнения - в последние годы царствования Александра III фрейлин по списку было около 190 человек, но только десять действительно состояли в штате, выполняя придворные обязанности. Остальные довольствовались не сильно обязывающим почетным статусом.
Но вернемся обратно к институтам.
Шифр выдавали за отличное поведение и исключительные успехи в учебе. Сначала эти параметры определяли более-менее "эмпирически", позже ввели цифровые критерии. Так, по с 1866 года требовалось иметь высший балл за поведение (12) и средний балл по учебным предметам за последние два года учебы не ниже 11,5, кроме того, нельзя было быть поступить в институт ближе к выпуску или состоять "приходящей" воспитанницей.
Кстати, награда была не только почетной - например, шиферницы Смольного имели право на получении пожизненной "пенсии". Но поскольку она начислялась с процентов внесенного Екатериной II и Марией Федоровной капитала, то выдавалась единовременно ограниченному количеству выпускниц. Когда кто-то из них умирал (или очень долго не объявлялся для получения денег, что, как правило, свидетельствовало о смерти), "вакансия" переходила к следующей "в очереди" институтке.

К шифрам прилагалось свидетельство о награждении, удостоверяющее исключительные права обладательницы (лот из аукциона уже упоминавшейся "Империи", 1794 год):

Княжна Александра Долгорукова, судя по аттестату, получила шифр второй величины, как и Нелидова (то есть, шифр и свидетельство имели разных владелиц).
А вот обладательница первого шифра - внучка того самого Бирона, Елизавета фон Пальменбах (урожденная княжна Черкасова), выпускница 1779 года, начальница Смольного с 1797 по 1802 годы.
Портрет 1781 года (то есть, почти сразу после выпуска), институтский шифр под малым крестом ордена св. Екатерины:



А это она же, но много лет спустя:



Портрет написан другой смолянкой, дочерью Елизаветы Александрой (выпуск 1800 года), в замужестве баронессой Бюллер.
Она, кстати, тоже окончила институт с шифром, к которому прилагалось свидетельство:

"Совет императорского общества благородных девиц сим свидетельствует
Пребывшая в сем обществе на двенадцатилетнем воспитании благородная девица Александра Астафьевна Палменбах, как в поведении приличном благовоспитанным, и в приобретении знаний, наук и рукоделий соответственных ея полу, с касающимися до нужного домоводства упражнениями, своим вниманием и прилежанием достигла до отменного успеха, и прилагаемым о том попечением во время своего пребывания достойно воспользовалася: в рассуждении чего и удостоена при публичном собрании бывшем 1800-го года февраля 10 числа, всемилостивейше назначенного от ея императорского величества, знака отличия в обществе, изображаемого золотым вензеловым имянем ея величества, с дозволением навсегда оной носить на белой ленте с одной золотою полоскою в память приобретенного чрез воспитание ею достоинства. Что собственноручным совета общества благородных девиц г. начальницы и членов подъписанием утверждается, и с приложением большия сего общества печати при оном же совете сие дано в Санктпетербурге".

Это, как вы понимаете, шифр "третьего размера".
А под "вензеловым имянем ея величества" на тот момент подразумевалась буква М, а вовсе даже не Е.
Дело в том,  что вставшая во главе Воспитательного Общества после смерти свекрови Мария Федоровна не имела намерений "на все будущие времена" увековечить память о Екатерине II. Сразу после принятия Смольного под свое покровительство жена Павла I распорядилась, что шифры будут выдаваться с ее собственным вензелем.
Таким образом, выпуск 1797 года получил свеженькие буквы "М".
Вот такие:



Это картинка из Википедии, автор Shakko. Институтский шифр (сравните с тем, что на портрете Готовцевой) слева, а справа - объединенный фрейлинский шифр императриц Александры и Марии (т.е. созданный не ранее 1825 года, когда на престол взошел Николай I, и не позднее 1828 года, когда умерла его матушка).

С одной стороны, менять шифр вопреки завету основательницы Воспитательного Общества благородных девиц было несколько мелочно со стороны жены Павла I, с другой - она очень много сил и времени вложила в институты вообще и в Смольный в частности.
После смерти вдовствующей императрицы в 1828 году новая августейшая покровительница Смольного приказала, "чтобы вензелевое имя блаженной памяти Государыни Императрицы Марии Федоровны сохранено было для знаков отличия, раздаваемых девицам при выпусках из Общества Благородных Девиц до выхода последнего класса из принятых в течении жизни Ее Императорского Величества покойной Императрицы, а после того уже перемена последует".
Таким образом, следующий, третий с момента основания Смольного шифр, представлял собой букву "А".
Увы, я не видела портретов с ним, но предположу, что он опять-таки по написанию был похож на фрейлинский, только изготавливался из чистого золота:



О том, что было при других императрицах, стоявших во главе российской благотворительности, - Марии Александровне и Марии Федоровне (жене Николая II ведомство "по наследству" перейти не успело), трехтомник истории Смольного умалчивает. У меня было большое искушение сделать логический вывод о том, что букву "А" сменила "М", а с аукционным шифром что-то не то, но...
Посмотрите на фотографию выпускниц-смолянок, сделанную, судя по всему, в юбилейном для института 1914 году:



В центре первого ряда сидит "шиферница", гордость своего выпуска. И пусть невозможно четко понять, что там за буква золотится на ее груди,  это явно не "М". Ну никак не "М" - уж слишком вертикально вытянута. "А"? Для воспитанницы времен первой Александры Федоровны девушка явно слишком молода, а вторая Александра Федоровна своего шифра иметь не должна была.
Пожалуй, это все-таки "Е".
Получается, в какой-то момент Смольному вернули исторический символ?
Выходит, да.
Я попыталась провести аналогию с другими институтами, но это слишком сложно.



Дело в том, что не каждый институт выдавал шифры с момента основания. Какие-то да, какие-то нет - очевидно, это было связано с историей возникновения учебного заведния.
Например, на портрете выше Надежда Шипова, выпускница СПб Екатерининского института (точнее, С.Петербургского Училища ордена Св. Екатерины) 1811 года. Надежда, кстати, была первой начальницей женского епархиального училища в Царском селе.
А вот лучшая ученица класса Людмила Влассовская, героиня "павлушки" 1893 года Лидии Чарской, шифр не получила:
"Сегодняшний день имел громадное по своей важности значение для некоторых из девочек: медалисток везли во дворец для получения медалей из рук самой Государыни. Это было величайшее событие во всей институтской жизни. Многие старались учиться ради того только, чтобы удостоиться чести быть принятыми Державной Хозяйкой. Я получала первую золотую медаль, Додо Муравьева — вторую, Вольская — третью, первую серебряную — Лида Маркова и вторую серебряную — Лер".
Чарская знала, о чем писала - в бытность ее ученицей Павловский институт шифры не выдавал.



Такое право было даровано ему в числе некоторых других (Николаевских и Елизаветинских обеих столиц, Керченского и Оренбургского) только через год после выпуска писательницы.
Тогда "в воспоминание милости, оказываемой дарованием шифра институтам, которые ранее не имели этого отличия, наиболее соотвественным было признано установить вензель имени Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны М.Ф.", который носился "на банте из Александровской орденской ленты" (как у фрейлин):



В металле он выглядел так:



То есть, какая-то часть шифров была относительно единообразной.
Зато среди высших знаков отличия тех институтов, которые выдавали их до 1894 года, единства не было.
Во-первых, в инициалах: многие использовали имя первой императрицы-покровительницы. Так, выпускницы Саратовского института награждались "буквами "АФ" под золотой императорской короной". А в Патриотическом с 1881 года выдавали шифр "с литерами "Е.А", в память августейшей основательницы института императрицы Елизаветы Алексеевны".
Во-вторых, кое-где по-прежнему использовали разную величину наград, а иногда - и разный металл, золото и серебро.
В-третьих, в каждом институте был установлен "свой" цвет ленты.
Ну а поскольку фотографии-то черно-белые, частенько нам остается только догадываться о том, где именно училась та или иная выпускница:



Бант похож, казалось бы, на принятый в Смольном. Но полоски менее контрастные, а буквы - МФ. Вывод: не смолянка, нет. Но и не из выпускниц тех институтов, которым дали шифр в 1894 - лента явно не андреевская.
Увы, шиферниц всегда было немного, фотографий со знаками отличия нам осталось еще меньше, ну а с точными данными для установления соответствия вообще беда.
По аналогии с тенденцией второй половины XIX века использовать для шифра инициалы августейшей "основательницы", я бы предположила, что шифр Смольного изменили на "ЕII" где-то после 1860 (года смерти имератрицы Александры Федоровны - старшей). Может, к столетию Воспитательного Общества в юбилейном 1864? Впрочем, сейчас у меня информации нет. Фотографий и портретов тоже.
Остается только стоить догадки и надеяться, что когда-нибудь оцифруют все документы по истории женского образования.
Ну а чтобы не завершать пост на грустной ноте, покажу неизбитый вариант банта у "шиферной" ленты.
Смольный, выпуск 1809 года. Милая девушка, правда? Старшая сестра "екатеринки" Надежды Шиповой.



Звали девушку Мария и всем интересующимся темой она очень хорошо известна по мемуарам Водовозовой как Мария Леонтьева, начальница Смольного с 1839 по 1875.
Но это все в будущем, пока же перед нами симпатичная молодая оригиналка.

Tags: институты благородных девиц
Subscribe

Posts from This Journal “институты благородных девиц” Tag

  • Фотография найдена на просторах сети, автор - Ирина Никишина )))

    Когда в плеере power-metal, в планшете учебник по высшей математике, на плечах кожаная куртка в заклепках, но ты смотришься в зеркало и видишь…

  • Бог, шельма и Смольный

    Это должен был быть пост о том, как изобретательно судьба может наказать человека за черствость и эгоизм. Нельзя сказать, что его суть сильно…

  • (no subject)

    Подарок от "Аргументов и фактов", открывших новую страницу в жизни Смольного, к дню рождения thelli, девушки, которая знает об…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

Posts from This Journal “институты благородных девиц” Tag

  • Фотография найдена на просторах сети, автор - Ирина Никишина )))

    Когда в плеере power-metal, в планшете учебник по высшей математике, на плечах кожаная куртка в заклепках, но ты смотришься в зеркало и видишь…

  • Бог, шельма и Смольный

    Это должен был быть пост о том, как изобретательно судьба может наказать человека за черствость и эгоизм. Нельзя сказать, что его суть сильно…

  • (no subject)

    Подарок от "Аргументов и фактов", открывших новую страницу в жизни Смольного, к дню рождения thelli, девушки, которая знает об…