Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Маска

Ох уж эти мемуары!

Из воспоминаний в.кн. Александра Михайловича:
"Великий Князь Кирилл Владимирович, законный наследник Русского Престола и старший сын моего двоюродного брата, Владимира Александровича, рассказал мне захватывающую историю своего бегства из Петербурга. Он перешел пешком замерзший Финский залив, неся на руках свою беременную жену Великую Княгиню Викторию Федоровну, а за ними гнались большевистские разъезды."

Из воспоминаний в.кн. Кирилла Владимировича:
"Мне стоило большого труда получить разрешение правительства на выезд с семьей в Финляндию. Мой отъезд был без лишнего шума подготовлен специально уполномоченным чиновником. В июне 1917 года я с дочерьми отправился на поезде из Петербурга в Финляндию. Вслед за нами выехала Даки."

Маска

(no subject)

По-моему, черновики "Войны и мира" интереснее белового варианта. Там столько прекрасного (вы знаете, например, что в начале романа старый князь Болконский уже пятого своего ребенка от горничной дочери сдавал в Воспитательный дом? ;-)) - прямо не знаю, что цитировать.
Но мне настолько понравилось про несовместимость высокого ума и ковыряния пальцем в носу, что адски хочется поковыряться хочу сохранить.

"Я пишу до сих пор только о князьях, графах, министрах, сенаторах и их детях и боюсь, что и вперед не будет других лиц в моей истории.

Может быть это не хорошо и не нравится публике; может быть, для нее интереснее и поучительнее история мужиков, купцов, семинаристов, но со всем моим желанием иметь как можно больше читателей, я не могу угодить такому вкусу, по многим причинам. Во первых потому, что памятники истории того времени, о котором я пишу, остались только в переписках и записках людей высшего круга – грамотных; интересные и умные рассказы даже, которые мне удалось слышать, слышал я только от людей того же круга. Во вторых потому, что жизнь купцов, кучеров, семинаристов, каторжников и мужиков для меня представляется однообразною, скучною, и все действия этих людей, как мне представляется, вытекающими, большей частью, из одних и тех же пружин: зависти к более счастливым сословиям, корыстолюбия и матерьяльных страстей. Ежели и не все действия этих людей вытекают из этих пружин, то действия их так застилаются этими побуждениями, что трудно их понимать и потому описывать.

В третьих потому, что жизнь этих людей (низших сословий) менее носит на себе отпечатка времени.

В четвертых потому, что жизнь этих людей некрасива.

В пятых потому, что я никак не могу понять, что думает будочник, стоя у будки, что думает и чувствует лавочник, зазывая купить помочи, галстуки, что думает семинарист, когда его ведут в сотый раз сечь розгами, и т. п. Я так же не могу понять этого, как и не могу понять того, что думает корова, когда ее доят, и что думает лошадь, когда везет бочку.

В шестых потому, наконец,(и это, я знаю, самая лучшая причина), что я сам принадлежу к высшему сословию, обществу и люблю его.

Я не мещанин, как смело говорил Пушкин, и смело говорю, что я аристократ, и по рожденью, и по привычкам, и по положенью. Я аристократ потому, что вспоминать предков – отцов, дедов, прадедов моих, мне не только не совестно, но особенно радостно. Я аристократ потому, что воспитан с детства в любви и уважении к высшим сословиям и в любви к изящному, выражающемуся не только в Гомере, Бахе и Рафаеле, но и во всех мелочах жизни. Я аристократ потому, что был так счастлив, что ни я, ни отец, ни дед мой не знали нужды и борьбы между совестью и нуждою, не имели необходимости никому никогда ни завидовать, ни кланяться, не знали потребности образовываться для денег и для положения в свете и т. п. испытаний, которым подвергаются люди в нужде. Я вижу, что это большое счастье и благодарю за него бога, но ежели счастье это не принадлежит всем, то из этого я не вижу причины отрекаться от него и не пользоваться им.

Я аристократ потому, что не могу верить в высокой ум, тонкой вкус и великую честность человека, который ковыряет в носу пальцем и у которого душа с богом беседует.

Все это очень глупо, может быть, преступно, дерзко, но это так. И я вперед объявляю читателю, какой я человек и чего он может ждать от меня. Еще время закрыть книгу и обличить меня, как идиота, ретрограда и Аскоченского, которому я, пользуюсь этим случаем, спешу заявить давно чувствуемое мною искренное и глубокое нешуточное уважение".
Маска

Бог, шельма и Смольный

Это должен был быть пост о том, как изобретательно судьба может наказать человека за черствость и эгоизм.
Нельзя сказать, что его суть сильно изменилась. Но в процессе написания я в очередной раз поняла, что дьявол, как обычно, в деталях.

Нашу героиню звали Анной. Анной Дмитриевной, если быть точнее, и она была смолянкой, еще из тех, кто безвыездно провел в стенах института целых 12 лет.
Одна из лучших учениц 11 выпуска, вероятно, прекрасно понимала - дома перспективы у нее не самые блестящие. В семье - десять детей, а отец - хотя и родовитый, но небогатый отставной прапорщик. Вероятно, именно поэтому Анна решила начать педагогическую карьеру  - единственную доступную в то время для женщины ее социального положения.
Мы не знаем деталей - может быть, она была совершенной бесприданницей.
Или не хотела уезжать из столицы.
Или рассматривала институт как стартовую площадку для чего-то большего.
Но с уверенностью можно сказать одно - в пепиньерки она пошла вовсе не из-за любви к детям.


Единственная известная фотография Анны Дмитриевны, 1860-е гг.

Collapse )
Маска

Шифры и шиферницы

На акционе "Империя" в 2008 году за 1.600.000 рублей был продан "Шифр для отличнейшей из выпускниц Смольного Института в Санкт-Петербурге (Императорского Воспитательного Общества Благородных Девиц). Санкт-Петербург, мастер - Придворный ювелир Виктор Линдроз, вторая пол. XIX века".
Вот этот:




Collapse )

Маска

Последние дни Екатерининского Санкт-Петербургского института в воспоминаниях кн. Зинаиды Шаховской

"1 сентября (*1916 года) нас с Наташей увезли в Петроград держать вступительные экзамены в Институт императрицы Екатерины. Это был первый и, боюсь, единственный в моей жизни школьный экзамен, и потому я о нем вспоминаю не без скромного личного удовлетворения.

Институт располагался в величественном дворцовом здании, выстроенном на месте другого дворца, подаренного Петром Великим его сестре Наталье. Колоннады его возвышались на набережной Фонтанки рядом с Шереметевским дворцом. Теперь это одно из помещений публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина, и однажды зимой 1957 года мне удалось подпольно туда проникнуть.


Фасад института. Здесь и дальше фотографии 1908 года, взятые у humus

Во времена, когда мода, став гуманнее, разрешила женщинам и детям носить более практичную и легкую одежду, мне пришлось облачиться в допотопное форменное одеяние, сшитое по образцу платьев с кринолинами XVII века. Форма состояла из платья длиной до щиколотки (зеленого в младших классах, красного — в средних и сиреневого — для учениц первого класса) и белого передника. Платья были с глубоким декольте, но шею и грудь стыдливо прикрывала белая пелеринка, а короткий рукав удлинялся съемным белым рукавчиком. Надевалось платье на корсет, а на спине зашнуровывалось предельно туго — по велению кокетства: если в чем-то и могло оно проявиться, так разве что в совершенстве шнуровки и красоте бантов пелерины и фартука, ибо устав предписывал носить гладкую прическу, отчего все мы выглядели в точности как прилизанные морские львы.

Collapse )
Маска

"Видишь - там, на горе, возвышается крест..."

На Воробьевых горах в июле этого года поставят "идеологического брата" прекрасного церетелевского Петра I.
К тысячелетию лет со дня преставления князя Владимира (оцените изящность информационного повода!) там водрузят огромную статУю крестителя всея Руси.
На краю не слишком стабильного склона.
Задницей к МГУ (ой, простите - на территории объекта культурного наследия).
Традиционно не поинтересовавшись мнением народа.

Горячие благодарности за облагораживание облика прекрасного места можно в числе прочих адресовать секретарю патриаршего совета по культуре архимандриту Тихону и исполнительному директору Российского военно-исторического общества Андрею Назарову.

Выглядеть эта... будет так:



Подписать петицию против можно вот по этой ссылке.
Я не знаю, даст ли такой протест что-нибудь, но это же ужас!
Маска

Герои оживают

Если вы интересуетесь институтами и институтками, то наверняка помните воспоминания харьковчанки Татьяны Морозовой. Копаясь в интернете, я внезапно нашла фотографию девочки, которую маленькая Таня "обожала".
Посмотрим? ;)
Вернее, сначала почитаем, чтобы вспоминить и ничего не упустить...
Вот Татьяна Морозова (справа) с младшей сестрой Наташей:

Морозовы

Collapse )
Маска

Цирк, умоляю, забери своих клоунов!

Конец истории с "не укради пост ближнего своего" : и тут в мою жалобу вам пришел, вероятно, другой модератор того самого православноориентированного ВК-сообщества!

ClavelBy: "По-хамски в данном случае ведет себя автор статьи. Выкладывать частную беседу на всеобщее обозрение - вообще, не по человечески. Мне даже неприятно в этом капаться. Какое-то отвращении вызывают такие поступки. ((
А еще возмутило тако пренебрежительное отношение к людям, вообще, и к православным, в частности, как у автора, так и у комментаторов.
Помоги вам Господи в деле смирения своей гордыни!
Екатерина Геронтиди, на вашем месте, я бы удалила данную запись из своего ЖЖ, дабы сохранить достоинство. Но, врядли, вы послушаетесь моего совета.(("

"Кстати, чтобы не тешить гордыню Екатерины Геронтиди и тем самым не толкать ее на еще более нелицепрятные поступки, запись из группы удалена. Бог вам в помощь в деле самосовершенствования!"

"ваша хамоватая Катя не этого добивалась. Добивалась она указания авторства, и, вероятно, ссылки на ее ЖЖ, посещаемый лишь подобными ей хамками. Не добилась. ))"

"Бог вам судья. Но не считайте себя умнее других.
Да что это я мечу бисер перед хрюнями? Побыстрей убегать нужно из этой мерзкой склочной компании. Работайте над собой, дамочки. Жизнь - она не такая уж и длинная. Оглянетесь - а ничего хорошего, кроме кичливых претензий на принадлежность к "высшей касте" и пасквиллей, читаемых (или врут, что чтают?) лишь так называемыми друзьями-коллегами и не оставили после себя. Обидно будет.
Счастливо копошиться в вашем змеином клубке. Фу-фу... Прощайте!"

Я без комментариев, пожалуй.
Маска

Советы бабушки Виктории гессенской внучке

Это пара особо понравившихся мне строчек из писем королевы Виктории, но не будущей императрице Александре Федоровне, а ее старшей сестре Виктории (бабушке герцога Эдинбургского).
Впрочем, судя по поведению Александры, она в целом следовала этим же советам.



Итак:

"Ты вправе быть вежливой и дружелюбной со знакомыми юными девушками, и видеться с ними иногда, но никогда не заводи дружбы. Девичья дружба и близкие отношения очень плохи и часто приводят к беде. Дедушка и я никогда не позволяли это, и дорогая Мама придерживалась того же мнения".

"Есть одна вещь, о которой я хотела поговорить с тобой, но не имела возможности: я настоятельно предостерегаю тебя от попыток найти причину и объяснение всему. Наука может объяснить многие вещи, но помимо материального  мира существует и духовный и он не может быть объяснен. Мы должны иметь Веру и Надежду и верить во всемогущее, всемудрое и милосердное Провидение, определяющее порядок всем вещам. Пытаться и находить причину всему очень опасно и приводит только к разочарованию и недовольству, расшатывает разум и в конце концов делает тебя несчастным".

"Позволь мне еще раз напомнить то, что, я надеюсь, ты всегда будешь помнить: муж должен быть человеком, которого необходимо уважать и слушаться - и женщина только тогда может быть по-настоящему счастлива и на своем месте, когда она может делать это... В то же время хорошая и внимательная жена должна всегда говорить своему мужу, что, как она думает, правильно, а что неправильно, и пытаться и быть настоящим помощником ему".

Маска

Этот день Победы...

"День Победы встретила в Восточной Пруссии. Уже пару дней было затишье, никто нее стрелял, а среди ночи вдруг сигнал: "Воздух". Мы все вскочили. И тут кричат: "Победа! Капитуляция!" Капитуляция — это ладно, а вот победа — это до нас дошло: "Война кончилась! Война кончилась!" Все начали стрелять, кто из чего, у кого что было: автомат, пистолет… Из орудия стреляли… Один слезы вытирает, второй пляшет: "Я живой, я живой!" Командир потом говорил: "Ну что ж, демобилизации не будет, пока за снаряды не заплатите. Что вы сделали? Сколько вы снарядов выпустили?"
Нам казалось, что на земле будет всегда мир, что никто никогда не захочет войны, что все снаряды должны быть уничтожены. Чтобы даже никогда о войне не говорили…
А как захотелось домой! Пусть там и папы не было, и мамы не было…"
                                            Валентина Чудаева



Collapse )


Старое на тему войны:


Любовь и война: "...Конечно, там, на фронте, любовь была другая. Каждый знал, что ты можешь любить сейчас, а через минуту может этого человека не быть. Ведь вот, наверное, когда мы в мирных условиях любим, мы ведь не с таких позиций смотрим. У нашей любви не было сегодня, завтра… Уж если мы любили, значит, любили. Во всяком случае,вот неискренности там не могло быть, потому что очень часто наша любовь кончалась фанерной звездой на могиле..."


Женщины и война:
Часть первая: "Так мы воспитывались, что без нас ничего не должно быть в нашей стране. Нас научили ее любить. Восхищаться. Раз началась война, мы обязаны чем-то помочь. Нужны медсестры, значит, надо идти в медсестры. Нужны зенитчицы, значит, надо идти в зенитчицы."
Часть вторая: "История еще сотни лет будет разбираться: что это такое? Что это были за люди? Откуда? Вы представляете: беременная идет с миной... Ну, ждала же она ребенка... Любила, хотела жить. И, конечно, боялась. Но она шла... Не ради Сталина шла, а ради своих детей. Их будущей жизни. Она не хотела жить на коленях... Покориться врагу..."

И другие посты по тэгу "WWII"